• Вы читаете рубрику - Разное

    Танго — это прямое выражение того, что поэты часто стараются выразить в словах: вера в то, что борьба может быть радостью.

    Танго дает двум людям ощущение того, что они — одно целое.

    Как все подлинное, танго таит в себе секрет. Музыкальные словари единодушно дают ему краткое и «исчерпывающее» определение, звучащее элементарно просто и не сулящее никаких осложнений. Однако если, доверившись ему, французский или испанский композитор напишет по всем правилам «свое» танго, то с изумлением отметит, что сотворил нечто такое, что не распознается нашим слухом, не воспринимается нашей памятью и отвергается нашим телом… Похоже, что без сумерек и ночей Буэнос-Айреса создать настоящее танго невозможно.
    Хорхе Луис Борхес

    Стихийные искания
    1880-1911

    В конце XIX века в столицу Аргентинской Республики Буэнос-Айрес идет мощный поток эмигрантов из Европы на поиски денег. Они селятся в предместьях портового города, смешиваясь с беглыми матросами и каторжанами. Вместе этот пестрый люд и составляет население окраины города, так называемую «орилью», которая противопоставляет себя благополучным центральным кварталам. Самым «представительным» заведением «орильи» становится притон, где всем руководят и заправляют содержательница заведения — мадам и сутенер. Отвергнутая обществом окраина все больше начинает замыкаться в себе: у нее появляется свой язык, своя манера держаться, одеваться, своя музыка и танец — танго. Танго, откровенное и дерзкое, все смелее утверждает себя как вызов окраины центральным кварталам города, как оружие, которым можно атаковать этот враждебный город с его псевдоценностями.

    Истоки появления аргентинского танго окружены противоречиями. В том виде, в каком оно появляется в портовых притонах и тавернах, танго представляет собой странный сплав сразу нескольких танцевальных форм: испанской хабанеры, андалузского фанданго и креольской милонги. Не обходится и без влияния негритянского кандомбе — ведь недаром само слово «танго», по многим версиям, происходит от «тамбо» — африканского барабана, под который исполнялись ритуальные пляски. У хабанеры этот танец взял сомнамбулическое слияние тел, у милонги — прихотливое переплетение ног, у фанданго — ослепительное головокружение и, наконец, у кандомбе — двойной притоп, вторивший ударам африканского барабана.

    Житель «орильи» обучался движениям танго у сутенера. Вначале мужчины танцевали поодиночке или друг с другом, убивая таким образом время ожидания «своей очереди» в домах свиданий. Но танго это еще было и музыкой, звучащей в маленьких кафе, которые держали, как правило, женщины, и в пивных барах, куда доступ был открыт только мужчинам.

    Позже и женщины в притонах приобщились к танго, и танцевали его с клиентами, среди которых все чаще стали появляться горожане, тайком прокравшиеся в злачную «орилью».

    В ту пору танго не имело строгих правил, его ритмика и форма были еще очень расплывчатыми. Состав оркестра тоже был неопределенным: в окраинных кафе это чаще всего были скрипка, флейта и арфа (которую позже заменила гитара), а в салонах притонов -скрипка, флейта и фортепиано. Что же касается разновидности гармони бандонеона, по имени изобретшего его немца Генриха Банда, то этот инструмент, завезенный в Аргентину матросами, появляется в танговых ансамблях только в начале XX века и сразу занимает доминирующее положение. Его надтреснутый тембр как нельзя лучше передает суть этого танца.

    Пока еще танго исполнялось без пения и слов. Случалось, правда, что слова возникали стихийно, но их содержание было непристойным.

    Зарождающийся танец, с одной стороны, представлял собой некий эротический рисунок, а с другой — в его хореографии присутствовало изображение дуэли, своеобразного состязания между претендентами на благосклонность женщины. Бывало, что итогом таких состязаний становилась реальная смерть одного из танцоров-мужчин от удара ножом, нанесенного его темпераментным и заносчивым соперником. Словом, танго все больше превращалось в танцевальный ритуал, где прославлялись как сексуальность, так и бойцовская сила.

    Время славы и канонов
    1912-1930

    После того как в Аргентине ввели всеобщее избирательное право, началась быстрая социальная интеграция низших слоев населения. Процесс сопровождается выходом окраинной культуры из привычного гетто. Танго приобретает более строгую форму, превращается в явление эстетическое. В 1911 году в Париж попадают ноты и тексты танго Энрике Сабаридо «Ла Морочча». Песня-танец производит здесь настоящий фурор. Танго танцуют в аристократических салонах Англии, Испании и России. Европейское признание придает ему печать пристойности и благородства. Аргентинскому высшему обществу ничего не остается, как последовать примеру Старого Света.

    Когда в 1919 году в Аргентине был принят закон, запрещающий публичные дома, танго стали танцевать в ночных кабаре, пришедших на смену портовым притонам. Публика, которой было не по карману развлекаться в ночных кабаре, ходила слушать танго в городские кафе и народные театры.v

    В это время появляется понятие «музыкант-тангист» — человек, соединивший в одном лице исполнителя танго и профессионального композитора. Поэзия танго тоже становится самостоятельным стихотворным жанром.

    Затмение
    1930-1939

    Военный переворот 1930 года кладет конец 18-летнему периоду относительной свободы и демократии в Аргентине. У народа было отобрано избирательное право, и танго, как «глас народный», тоже было вынуждено смолкнуть. Но зато историки, социологи и музыковеды начали изучать эту музыку: появились первые посвященные танго научные статьи, трактаты и эссе.

    Возрождение
    1940-1955

    В самом конце тридцатых годов на политическую арену Аргентины вновь врывается беднота. Свое возвращение к активной общественной жизни простое население отмечало по-своему: устраивало на огромных площадях танцевальные действия. Как это уже случалось в прошлом, аргентинцы внедряют танго в свою повседневность. После десятилетнего простоя начали возвращаться старые музыканты и появляться новые тангисты. Пришедший к власти в 1946 году Хуан Перон всячески поощрял народную массовую культуру, в том числе и танго, для которого наступили дни небывалого подъема. Однако уже шесть лет спустя после смерти жены Хуана, легендарной Эвы Перон, начался очередной кризис аргентинского танго. Нашествие американских фильмов и музыки, мода на рок-н-ролл — все это окончательно разделяет танцующую пару, разводит в разные стороны мужчину и женщину.
    Танго на театральных подмостках
    1980-2000

    Последнее десятилетие, кажется, разбудило самый большой интерес к аргентинскому танго во всем мире. Танго-клубы появились в самых невероятных местах. В Лондоне вы можете танцевать танго каждый вечер; в маленьких городках Голландии, Германии и даже Финляндии вечера танго проводятся ночь за ночью, вечер за вечером… Танго-шоу играют на сценах Бродвея, в Париже, Лондоне, Берлине и Токио. Но почему?

    Народные танцевальные формы появляются от физического желания нации создать язык, на котором люди могут говорить друг с другом без слов. Но, начиная с шестидесятых, большая часть народного танца в западной культуре была основана на активности личной. Люди делали свое дело вне зависимости

    от правил и нужд другого. В течение последнего десятилетия началось огромное возрождение интереса к танцу бальному, общему: вальсу, квикстепу, таким латинским танцам, как салса, румба и т.д.

    Аргентинское танго занимает отдельную нишу в парном танце. Здесь тела ближе, намного ближе, чем в любой другой танцевальной форме. Здесь ноги движутся быстрее и эмоциональнее по сравнению с любым другим танцем. Здесь гармонично сочетаются комбинация чувствительного, медитативного и расслабляющего контакта верхней и нижней частей тела, похожее на искусство движение нижнего тела, которое и дает этому танцу уникальность. Здесь добавляется и смешение меланхолии, страдания, тоски, экзальтации и душещипательной красоты (особенно по сравнению с кичливостью бальной музыки) в мелодии. И вы получаете ингредиенты, которые составляют больше, чем просто сумасшествие. Вы получаете благородное искусство, которое может выразить самые глубокие чувства, испытываемые людьми к жизни, к друг другу, к природе и к самому существованию.

    В восьмидесятые годы танго вышло на большую сцену. Зритель увидел и театрализованную версию этого танца. На сцене пара начала танцевать дальше друг от друга, и движения в танце стали более атлетичными, балетными и показательными. Так танго разделилось на два вида: сценичный и более близкий, интимный танец, который все еще танцевали в барах Буэнос-Айреса, и который был частью жизни аргентинцев. Начались бурные дебаты на тему, какой из этих танцев — «настоящий». На это повлиял и Астор Пьяцолла, который создал «современное» танго, собиравшее бесчисленное количество зрителей по всему миру. С приходом нового тысячелетия танго опять переживает возрождение и остается той музыкальной формой, которая соединяет в себе мелодичность, лиричность, красоту и безошибочный, ритмичный драйв. Страстный, чувствительный и медитативный, меланхоличный и веселый, этот аргентинский танец — универсален. Именно танго дает двум людям ощущение того, что они одно целое.

    Новое танго Астора Пьяцоллы

    Искусство Астора Пьяцоллы пришло к нам в то же время, что и искусство Неруды, Маркеса, Льосы, Борхеса и других латиноамериканских голосов, которые начали менять наши стандартные взгляды на жизнь. Их работы шокировали своим смешением жестокости, магии, чувственности и человеческой искренности. Энергия их экспрессивного мира, эмоциональная насыщенность, кристаллическая видимость человеческого, юмор по отношению к экономическим и политическим баталиям шокировала читателей. В музыкальном мире открытие Пьяцоллы стало как бы открытием какого-то экзотичного и опасного наркотика, который одновременно может привести и к экстазу, и к упадку. Нам открылся редкий музыкальный ум, который может поднять такую простую музыкальную форму, как танго до слишком насыщенного чувствами движка. Ощущение, которое мы получаем, слушая это танго, это идеальный, искренний звук, который так же сильно отображает воздух Буэнос-Айреса, как музыка Чайковского — Москву. Чем больше времени человек проводит с его музыкой, тем больше она его меняет. Потерянное, спонтанное танго неожиданно переходит в простую, упорядоченную мелодию или эротичный лиризм. К тому же музыка Пьяцоллы основана на трагизме. В то время, когда современная музыка наполнена коммерционизмом и формализмом, его танго разговаривают с нами искренними чувствами автора. Эти чувства идут к нам из немецкой, испанской, еврейской, итальянской культур. Это действительно мультикультура, это открытие открытий: неожиданное и гениальное.

    Астор Пьяцолла родился 11 марта 1921 года в Аргентине, но провел свое детство и юность в Нью-Йорке, где жил до 1937 года. Когда ему исполнилось восемь лет, отец отвел Пьяцоллу на уроки бандонеона. К тому же маленький Астор брал уроки фортепиано, а позже учился композиции у Беллы Вильды, Нади Булангер и др. Когда он вернулся в Аргентину, то начал играть в известном танго-оркестре Анибалла Тройло до тех пор, пока не появился его легендарный Октет Буэнос-Айреса. Пьяцолла написал сотни произведений, но с точки зрения музыкального анализа очень трудно определить его стиль, хотя он и тесно связан с традиционным аргентинским танго. Его музыка — это синтетическое смешение разных стилей, его «Новое танго» — это музыкальный остров, к которому можно подплыть с разных сторон: классической музыки, современной концертной музыки и джаза. Для фанатов старого аргентинского танго, которые жаловались на то, что он разрушает эту музыку, Пьяцолла вел себя как еретик: его музыку критиковали и бойкотировали, потому что в Аргентине танго равносильно религии, в которую Пьяцолла привносил новые идеи. Несмотря на это, он создал уникальный, выразительный стиль музыки XX века, который одновременно совмещает в себе драматизм и страсть, лирику и меланхолию, а также поэтику. Если традиционное танго нашло свой путь в Аргентине благодаря эмигрантам из Европы, то «Новое танго» сказало «прощай» Южной Америке и вернулось в Европу и другие страны мира. Астор Пьяцолла сочинял и аранжировал музыку, используя комбинацию разных инструментов. Но все-таки душой его музыки остается магический тембр бандонеона.

    В 1970-80 годах Астор стал известен всему миру. Великий тангист провел последние годы своей жизни, работая с симфоническими оркестрами и струнными квартетами. В 1990 году Пьяцолла дал свои два последних концерта на фестивале в Финляндии. Это было перед тем, как он серьезно заболел. Астор Пьяцолла умер в Буэнос-Айресе 4 июля 1992 года.

    Номер журнала: 1
    Дата выхода: 15 июля 2000г.
    Сумерки и ночи Буэнос-Айреса

    Разместил запись: nuevo.ru

    Тэги:

Вам понравился этот материал? Оцените его!
Оценка: 5,00 ( голосов: 2)
Загрузка...
Поделитесь материалом со своими друзьями в соцсетях!

Добавить комментарий