• Вы читаете рубрику - Разное

    История первая

    Я не могу посмотреть на Москву из ласточкина гнезда,
    чтобы увидеть тебя счастливой…
    городские волки способны к полету, но не всегда,
    а только когда безусловно живы.

    Ты обычно танцуешь хастл, я танцую сальсу,
    но мы встречаемся на концертах фламенко.
    Чаще это более уместная территория для тех, кто любит,
    потому что настоящее легко сочетается с настоящим.

    Сохранять влюбленность — это внутренняя работа.
    Но без капель любовного пота
    кто проделывать ее станет?
    От нашей взаимности сохранилось дневниковых записей больше,
    чем случилось реальных свиданий.

    Волк-одиночка – это красивая фраза,
    cимвол нездешний, как гитара фламенко.
    Где в Москве бы повыть? Сразу
    такое место отыскать не удалось тут.
    И вот только начинаю я лезть на стенку,
    кто-нибудь заходит и спрашивает: «Что стряслось-то?»

    А что стряслось? Год разделен на части.
    Я по расстрельной статье «нелюбовь» приговорен к высшей мере.
    И теперь, обретя большие потери,
    как всякий смертник, задумываюсь о счастье.

    Если 21 грамм души ощущаются, как тяжелый камень,
    тогда я зачем-то спешу долюбить драматически и торопливо…
    Я не могу посмотреть на Москву из ласточкина гнезда,
    чтобы увидеть тебя счастливой…

    Но знаю, что над тобою небо не хмуро.
    И пронзительное твое счастье
    тебя, недотрога,
    может даже заставить поверить в Бога,
    не только в Амура.

    Я так радуюсь твоему счастью, что не звоню по утрам
    даже тихим
    говором опасаясь разбудить лихо…
    Вчера ходил с подругой на концерт группы «Выход».
    Но не уверен, что это — выход.

    Он лишь в том, чтобы рассказывать тебе истории в ритме танго,
    не лезть на стенку,
    выходить на охоту в городские чащи…
    Мы встретились на концерте фламенко,
    где настоящее легко мешается с настоящим.

    История вторая

    В языках, читающихся слева направо,
    кисть пишущего совершает круговые движение против часовой стрелки.
    Так письменная речь пытается остановить мгновенье,
    чтобы подобрать слова для уходящей натуры.

    Поскольку теперь от руки пишут только стихи и открытки,
    даже интернет-дневник не способен остановить время.
    Не пишущие стихов обречены на пытки
    попыток зафиксировать чувства,
    надолго остаться с теми,

    кто готов был отправиться с ними вместе
    в направленье норд-оста иль зюйд-зюйд-веста…
    Им хорошо удается только свернуть от темы
    причинных слов и причинного места…

    Некоторые люди не выдерживают долгие чувства.
    Некоторые поэты не чувствуют длинных строчек.
    Но мне кажется, что танец делают высоким искусством
    именно тексты, где перкуссия — вместо точек.

    И я с удовольствием записываю новые строфы.
    Так полагается делать, когда нет любви как цели.
    Я теперь ежедневно пью очень много кофе
    и еще очень много лежу в постели.

    Редкие люди взрослеют душевно красиво.
    Тебе это удается.
    Но до танго ты не повзрослела:
    так что слушай мои истории
    и будь счастливой.

    Танго – это ведь танец «туда-и-обратно»:
    из Севильи – в Буэнос-Айрес, оттуда — в Париж, вероятно,
    так путешествуют в трюмах вина бутыли —
    чтоб их однажды в Москве открыли.

    Тысячные купюры из банкоматов трачу, не успев разменять на мелкие.
    Губы вместо эпитетов жгут глаголы —
    так под звуки танго против часовой стрелки
    танцоры движутся по краю танцпола…

    Уходящие налево делают выбор сердцем?
    Не всегда! Просто однажды открылась дверца…
    И вот уже мой Год Волка
    преломился напополам, как двустволка…

    …а теперь я пишу в рифму слева направо,
    двигая кистью против часовой стрелки,
    словно возможно посредством письменной речи
    удержать не тебя, но хотя бы время…

    История третья

    Когда в первый раз в жизни (в твои сорок три!)
    тебя бросает любимая девушка, и не иначе,
    у тебя такое происходит внутри,
    что ты чувствуешь, как становишься душевно богаче.

    В зрелые годы учиться уматывать вон,
    это как взрослого танцам меня учили:
    в своих движениях ты неуклюж и смешон,
    зато прекрасно все понимаешь про ритмы и стили.

    Помню, как на Электрозаводском мосту
    я пополам перегнулся через перила,
    чтоб мысленно вытошнить из себя в темноту
    всю горечь отчаянья — да это было!

    Но только факты — настолько упрямая вещь,
    что, сколько не ставь их в стихи — получается мимо.
    И если б я взялся зачем-то глаголом жечь,
    то затем лишь чтоб рассказать, как ты не заменима…

    Но лучше б сначала найти примененье себе,
    словно шагнуть направо, чтобы пойти налево.
    Но если свое назначенье объяснить удастся судьбе,
    то может тогда получиться некое танго нуэво…

    История четвертая

    Танго — это танец на четыре счета:
    уно, дос, трес, куатро…
    Но в этом начинаешь понимать что-то,
    только когда жизнь пересекает экватор.

    Танго — это танец на четыре доли.
    У каждого из нас доля своя — все просто!
    Но в сильную долю чувствуешь больше боли,
    во всяком случае, так бывает у взрослых.

    И уж лучше рассуждать о шагах или ритмах,
    потому что тогда нет нужды виновато
    утверждать, что я в отличье от танго
    не обладаю совершенством квадрата.

    В начале каждой строки писем —
    словно скрипичный ключ, твое имя.
    И уже, кажется, на четыре такта мыслим,
    правда, каждый имеет свое «во имя».

    И вот в ритме танго на счет «четыре»
    я говорю, рассчитывая, что услышишь,
    как раз о том, что счастье случается в мире,
    про «дважды-два» и про «третий лишний»…

    Танго — это танец на четыре счета:
    уно, дос, трес, куатро…
    Девушку забирает последний по счету…
    Четыре истории есть — и хватит.

     

    Автор: Андрей Травин. Написано весной 2006 года

    Разместил запись: nuevo.ru

Вам понравился этот материал? Оцените его!
Оценка: 5,00 ( голосов: 2)
Загрузка...
Поделитесь материалом со своими друзьями в соцсетях!

Добавить комментарий