• Вы читаете рубрику - Музыканты
    Osvaldo Fresedo

    Osvaldo Fresedo

    Освальдо Фреседо — это была жизнь с танго и для танго. Его первые достойные упоминания грамзаписи относятся к 1919 — 1920 году, последние были сделаны в начале 80-ых — это 60 лет служения танго. Уже в 20-ые годы эта музыка отличалась особенной чистотой, мелодически выразительным исполнением, содержащим в своей заключительной фазе интерпретации пьес Астора Пьяццолы. Освальдо Фреседо никогда не был консерватором или традиционалистом, он был более всего музыкантом, имеющим свое собственное четкое представление о том, как должно звучать танго. И уже в 20-ые годы, в то время, когда большинство его коллег играли академично или с некоторым фольклорным оттенком, он был, без сомнения, узнаваем — он звучал как Фреседо.

    Услышать это можно уже в записи «Ensueno» 1927 года. Это преобладание мелодического, собственно звучания привело к тому, что его Типика уже с середины 30-ых годов звучала как «правильный» оркестр.

    Osvaldo Fresedo — осторожный эстет
    Говоря о Фреседо (5.5.1887 — 18.11.1984), невозможно выделить какие- либо яркие особенности, оригинальные свойства личности, крутые повороты судьбы. Уже одно это удивляет в человеке со столь долгой творческой карьерой. Осталось вспомнить лишь его достаточно оригинальные увлечения — мотоциклы и самолеты и его дружбу с писателем Рикардо Жиральдесом.
    Освальдо Фреседо родился в уважаемой и обеспеченной семье представителей среднего класса. Если более внимательно присмотреться к его биографии, то быстро понимаешь, что, вероятно, атмосфера благополучия и щедрости родительского дома, впоследствии дала Освальдо возможность думать более глобальными категориями и в то же время вполне осознанно идти на определенный личный риск. Музыка занимало довольно большое место в семье Фреседо, так как мать его была пианисткой. Кроме того, Освальдо получил основательное музыкальное образование, обучаясь у различных педагогов. По сравнению с виртуозами прошлого, например Педро Мафия квартала Флорес новый » Pibe de la Paternal» не был инструменталистом- самоучкой, это был музыкант, вполне компетентно владеющий своим инструментом.

    Молодые годы
    В 1913 году Осальдо Фреседо впервые играл на публике, со своим братом и другом. Трио играло на небольших праздниках и в кафе Паулин. Эти выступления принесли Освальдо ряд новых впечатлений и в последующие годы он работал в группах Фирпо и Франциско Канаро, но одновременно играл с различными трио. В 1918/1919 году Освальдо Фреседо была организована первая собственная группа. Квинтет, состоящий из Хосе Мария Рицутти (фортепиано) , Хьюго Баралис (контрабас), Хулио де Каро (скрипка), дебютировал в «Казино Пигаль». Успех был колоссальным и ансамбль был сразу же ангажирован до конца всего сезона. Группа Фреседо была в последующие годы одним из популярнейших танго-оркестров города, пользующимся спросом прежде всего в высшем обществе.

    Освальдо Фреседо мог бы почивать на лаврах, но он этого не сделал. В 1920 году он вместе с Энрике Дельфино (фортепиано) и скрипачом Тито Роккатаглиато отправился в Кэмден, Нью Джерси, где были сделаны его первые записи для Виктор Компани, сначала в качестве трио, а затем, в расширенном составе, как «Оркестра Типика Селект». Это были самые первые записи танго, созданные и продаваемые в США. И уже с Фреседо. Однако по возвращении в Буэнос Айрес его ждало неприятное известие: Владелец «Казино Пигаль» заключил договор с заместителем Фреседо, Педро Полито, предусматривающий руководство последнего оркестром. Музыканты были абсолютно не согласны с такими действиями Полито и отказались играть в казино, встав на строну своего фактического руководителя. Такая лояльность, далеко не распространенная в мире танго, свидетельствует лишь о высоком авторитете и так называемом «человеческом факторе», развитом в оркестре Фреседо — музыканты просто охотнее играли для него.

    В последующие годы Фреседо расширял свою музыкальную деятельность и в 1927 году он был уже организатором четырех известных танго-ансамблей, во главе одного из которых стоял молодой Карлос ди Сарли. И теперь, вероятно, можно было бы дать себе некоторую передышку, но опять-таки не для Фреседо. В 1928 году он едет в Европу с певцом Эрнесто Фама и играет в Бельгии до 1929 года, однако, прежде всего, в известнейших клубах Парижа. В период с 1930 по 1935 годы Освальдо совершил несколько турне в США, в ходе которых он также давал концерты в ночном клубе Трокадеро в Нью-Йорке. Симфонический стиль танго, характерный для Фреседо уже с середины/ конца 30-ых годов и пользующийся такой популярностью и на милонгах наших дней, возник далеко не в один день.

    Тайный новатор
    О роли Хулио де Каро в развитии танго на Ла Плата говорили и писали достаточно много. Де Каро считается основателем «эволюционистского» направления в танго, стремящегося к его развитию. Музыкальные эксперименты, представленные его высококлассным секстетом в 1926/1927 году, восхищают и в наши дни. О его мнимой полифонии, самостоятельности отдельных инструментов и их взаимодействии были созданы целые научные труды. Интригует уже само понятие «полифонический» — так как его теперешнее значение не соответствует первоначальному — так как четкая структура аккорда не сохраняется. И лишь сейчас некоторые специалисты на Рио де Ла Плата начинают задаваться вопросом, не имел ли этот способ интерпретации танго некоторой предыстории.

    Так как Де Каро играл до 1920 года достаточно долго в оркестре Фреседо, который уже в это время считался музыкантом со своей четкой концепцией. Фреседо первым начал работать с более длинными, искусно составленными мелодиями и разрешал пианистам разрабатывать небольшие импровизации или парафразы в дополнение к восьми тактам — или ударам. Оба эти явления мы можем в углубленном виде обнаружить у Де Каро.
    И позднее, в середине 30-ых, Фреседо оставался новатором в своих музыкальных решениях, когда на арене появился Д’Ариенцо, представивший мелодии, созданные до 1915 года, в виде очень легко танцуемого двухчетвертного такта. Этот пример оказал существенное влияние на Эдгардо Донато, раннего Рикардо Тантури, Энрике Родригеса. Фреседо делает в этот момент нечто совершенно иное. Он оставляет прежнюю концепцию звучания своего Оркестра Типика и расширяет его, вводя альт, виолончель, «романтическую» арфу и в ударных более характерный для джаза вибрафон. Это имело свои последствия. Так как самое позднее в 40-ые годы все новаторские оркестры от Троило до Кало имели виолончель и часто альт, а также для создания оттенков отдельных записях, нередко ставили вибрафон рядом с пианино.

    Фреседо шел в некотором роде собственным путем в том что касается двух других аспектов: использования ударных и джаза. Его первый контакт с этой музыкой состоялся в 1920 году, и она, казалось, произвела на него большое впечатление. Результатом этого увлечения стали его более поздние записи с джаз- трубачом Диззи Гиллеспи. Но не только они. Его увлечение джазом проявляет себя и в его аранжировках, сделанных в конце 30-ых — начале 40-ых годов. Это слышно и в его вступлении к известному диску «Tangos de Salon». В «Te juro madre mia» с оркестром прилежно играет группа саксофонистов. А в таких его вещах как «Cordobesita» и «Enla huella del dolor» он лишь несколько усилил ударность и темп, а оркестр, собственно говоря, играет, в особенности в том, что касается ритмической стороны, джаз.

    Другая особенность Фреседо более спорна. Фреседо снова и снова пытался уменьшить использование ударных инструментов в своих композициях. Это достаточно проблематично, так как специфический ритм танго, казалось бы, создан специально для ударных. Фреседо также осознавал это, так как при более внимательном слушании роль ударных становится сходной с их ролью в симфонической музыке — драматически подчеркнуть определенные моменты. И зажигательные литавры или барабан лишь усиливают воздействие музыки.

    40-ые и 50-ые годы
    Фреседо и его ансамбль на пике мастерства. Их танго отличает глубокая музыкальность, не переходящая, однако, в помпезность, а разворачивающаяся в красивых мелодических линиях. Группа струнных создает некий противовес фортепиано, вибрафону и арфе. Мягкие плавающие крещендо и дикрещендо делают музыку более плавной, но при всех этих симфонических чертах танго остается танго. В плане ритма здесь то и дело слышны отголоски времен свинга и джаза.

    Интересно использование бандонеона. Этот «флагман танго», используемый многими в качестве основного инструмента, или, по крайней мере, часто и охотно, служит у Фреседо для создания оттенка звука и глубоко интегрирован в аранжировки струнных. Если же группа бандонеона выходит на первый план, то звучит она почти всегда в более мягких и низких нотах, там, где их звучание напоминает духовой инструмент — бандонеоны как группа духовых.

    Заслуживают упоминания и певцы. В начале своей карьеры Фреседо аккомпанировал многим певцам, от Карлоса Гарделя до тенора Тито Шиппа, однако он очень внимательно подходил к выбору «своих» певцов.
    Такие певцы, как Роберто Рей, Роберто Руис, Гектор Пачеко и некоторые другие не являются «эмоционалистами» с точки зрения исполнения, однако обладают светлыми ясными голосами, которые легко вести. Кроме того, эти исполнители «дисциплинированно» занимают свое место в «симфонической» музыкальной аранжировке и прекрасно его чувствуют. Очевидно, Фреседо не желал испортить свои очень пропорциональные мелодичные интерпретации вокальным тяжеловесом.

    Наследие Фреседо
    Освальдо Фреседо сочинял достаточно много, однако он считается в большей мере много писавшим композитором, чем создававшим некие глубокие произведения. Из-под его пера вышли такие танго, как «Ronda de ases», «Sollozos», «Vida mia», «Aromas» и «Arrabalero». Его перу принадлежит и многолетний хит в танго — «El Once». Его симфоническая концепция танго оказала определенное влияние на таких руководителей оркестров как Освальдо Манци, Карлос ди Сарли и, вероятно, в наибольшей степени на Флориндо Сассоне.
    Фреседо очень много записывал и здесь мы сталкиваемся с вопиющей несправедливостью. По оценкам специалистов, Фреседо сделал от 1250 до 1400 записей. На Ла Плата можно найти сейчас примерно 15 его дисков, это примерно 225 — 300 записей. Если вычесть многочисленные повторяющиеся композиции, мы получим примерно половину — 150 записей. Это чуть более 10% того, что было записано Освальдо Фреседо. Остается лишь вопрошать ряд танго- фирм, где остальное. То есть Освальдо Фреседо не может считаться музыкально раскрытым. Жаль, Освальдо.

    Спасибо за текст Тангостудио

    Разместил запись: nuevo.ru

Вам понравился этот материал? Оцените его!
Оценка: 0,00 ( голосов: 0)
Загрузка...
Поделитесь материалом со своими друзьями в соцсетях!

Добавить комментарий