• Вы читаете рубрику - Певцы
    Julio Sosa

    Julio Sosa

    Хулио Соса, певец аргентинского танго ( 2 февраля 1926 — 26 ноября 1964)

    Несомненно, Хулио Соса был последним певцом танго, который собирал массы. И в этом, мало имело значение, что почти половина его репертуара была идентичной репертуару Гарделя, хотя также верно, что он исполнял некоторые современные произведения. Как говорит исследователь Максимилиано Паломбо, это был один из самых важных голосов, которые были в танго во второй половине пятидесятых годов и начале шестидесятых, эпохи, в которой музыка Буэнос-Айреса переживала не слишком счастливые минуты «.

     

    Позже, его ранняя смерть пыталась повторить миф Гарделя, но Соса не был Гарделем, излияние чувств и недостаток нежности его голоса отдаляли его от образца певца танго. С другой стороны, они скрыли его актерские способности, так объединенные со смыслом того, про что он пел.

    В любом случае, остались его воспоминания, прежде всего в поколении, которое видело его появление и в последующих, как одна из самых узнаваемых и неизбежных фигур истории танго.

    Хулио Мария Соса Вентурини родился в местности Las Piedras, департамент Канелонес, Уругвай, 2 февраля 1926, у супругов Лусиано Соса, деревенского рабочего, и Анны Марии Вентурини, прачки.

    Он едва окончил начальную школу, ему пришлось наниматься на различные работы из-за бедности. Таким образом, он был помощником лоточника, продавцом бисквитов, подрезал муниципальные деревья, мыл вагоны, распределитель в аптеке, матросом в морской авиации…

    Но его амбиции были другими. И вслед за своим честолюбием, он принимал участие во всех конкурсах певцов, какие только были. Также появилась любовь, которую он повел к алтарю в свои 16 лет; через два года, они развелись. Ее звали Аида Акоста.

    Потом он стал профессиональным вокалистом оркестра Карлоса Хирардона в городе Ла Пас (Уругвай). Он переехал в Монтевидео, чтобы петь с Уго ди Карло, Эпифанио Чаин, Эделмиро «Тото» Д’Амарио и Луисом Карусо. С последним он записал 5 композиций на диск в 1948.

    В июне следующего года, он был уже в Буэнос-Айресе и пел в кафе. Также «он попробовал петь в оркестре Хоакина де Реьес, — говорит Паломбо. – Но директор считал, что голос Сосы был немного грубым для стиля его группы».

    В августе, его открыл поэт Рауль Ормаза, который познакомил певца с Энрике Марио Франсини и Амандо Понтьер, которые хотели найти нового певца. От суммы в двадцать песо за ночь в кафе, он перешел к тысяче двести ежемесячно с Франсини-Понтьер.

    В апреле 1953 он с Франсиско Ротундо записали в Odeon пластинку с такими знаменитыми композициями как » Justo el 31″, «Bien bohemio» и «Mala suerte».

    В июне 1955 новые записи в Victor и Columbia. «Клетка» («La gayola»),»Кто сказал!» ( «?Quien hubiera dicho!»),»Padrino pelao «, Martingala», «Abuelito», «Camouflage», «Enfundo la mandolina», «Я боюсь» («Tengo miedo»), «Мелкий обмен» («Cambalache»),»Brindis de sangre» и «No te apures, Carablanca» они были его классикой на этом этапе, на котором успех был уже полностью на его стороне.

    В 1958 он заключил новый брак с Норой Эдит Ульфед. У них родилась дочь Анна Мария. Уже разведенный он снова повторил ошибку с Сюзанной его подругой до конца его дней.

    В 1960 раскрылся его другой талант — поэтический, он опубликовал свою единственную книгу «Два часа перед рассветом» («Dos horas antes del alba»). Также слова танго » Шесть лет» («Seis anos»), на музыку Эделмиро Д’Амарьо.

    В начале 1960, он освободился от Понтьера и решил начать свою карьеру солиста. Он пригласил бандеониста Леопольдо Федерика для того, чтобы организовать свой оркестр-аккомпаниатор. С ним он стал записывать пластинки в той же компании, в которой он это делал с Понтьер.

    Журналист Риккардо Гаспари из ведомства прессы окрестил его «Барон Танго «. Все, кажется, шло удачно. Только было одно препятствие — столкновение с могущественным рассветом так называемой «Новой Волны», шоу-бизнес который обрубал наши культурные корни. Взвесив риск, который все это представляло, Соса добился немыслимой продажи своих дисков как для исполнителя танго тех дней и так и для любого певца «nuevaolero» (Новой волны).

    Это противостояние с «Новой Волной» проявилось в совершенстве на сцене. Он исполнил роль для фильма «Спокойной ночи, Буэнос-Айрес» (1964), в котором он пел и танцевал с Беба Бидарт «El firulete».

    Реальность не была далеко; Julio Sosa добился, чтобы дезориентированная молодежь возвратилась к музыке, которой она принадлежала.

    Кроме танго и поэзии Julio Sosa имел еще одну страсть — автомобили. Он был владельцем Isetta, De Carlo 700 и DKW модель Fissore; со всеми тремя он расстался из-за их аварий, так как чрезмерно любил скорость. Третий автомобиль оказался фатальным. На рассвете 25 ноября 1964, он столкнулся с осветленным бакеном на углу проспекта Фигероа Алькорта и Маршала Кастилия (Буэнос-Айрес).

    Он был помещен в больницу Фернандеса, потом его перевезли в Анчорена, где он умер 26-ого числа в 9:30. С его телом в Салон «Аргентина» пришло попрощаться очень много народу. А за два дня до смерти он спел по радио свое последнее танго, «Клетка». Конец оказался пророческим «чтобы мне хватило цветов, когда я буду в гробу «.

    Напечатано в брошюре 39 из коллекции Наше Танго изданный Популярной Газетой.

    Роберто Сельес

    Разместил запись: nuevo.ru

Вам понравился этот материал? Оцените его!
Оценка: 0,00 ( голосов: 0)
Загрузка...
Поделитесь материалом со своими друзьями в соцсетях!

Добавить комментарий