[an error occurred while processing the directive]
[an error occurred while processing the directive]
  • Вы читаете рубрику - Разное

    На милонгах они постоянно продолжают сопровождать нас — прекраснейшие записи, которые оставили нам оркестры типика, сделанные в декады тридцатых, сороковых и пятидесятых годов. Очень легко для любого историка-музыканта запускать руки в эти стопки нот и партитур танго, так хорошо интерпретированных оркестрами, которые соразмерили веер различных стилей и предложений этого незабываемого периода времени. Стопки нот и партитур танго, больше выглядящими словно колода игральных карт с многочисленными выигрышными тузами.

    И отдельной особенностью были певцы, которые сделали такой же прекрасный урожай музыкальных поэм, певцы, которые были искупаны в апплодисментах благодарной публики и почитателей. Радио и клубы с их танцевальными вечерами соединяли истинные толпы жаждущих одновременно танцевать и слушать этих щеглов, которые пели старые и новые песни, привнося в них частичку индивидуальности от каждого певца.

    Гардель принес особый способ интерпретации танго, держа на высоте флаг популярных песен, давая новое голосовое облачение знакомым до этого времени песен танго. Маэстро Чарло (Charlo), Уго дель Карриль (Hugo del Carril), Оскар Алонсо(Oscar Alonso) и Альберто Гомес (Alberto Gómez) сумели передать своим слушателям страсть этих текстов и потом распространили их с впечатляющим размахом по всей Америке.

    Вот такая была она, декада сороковых, которая действительно была впечатляющим периодом времени в танго. Все эти голоса, все стили музыки прошли вместе с магией исполнявших ее оркестров и их инструментов. Они подняли диапазон звучания в танго до гениальных высот, люди периода тех самых сороковых, эффект которых продолжает действовать и в наши дни.

    Троило-Фиорентино-Мариньо

    Троило-Фиорентино-Мариньо

    Такие могучие голоса как, например Альберто Мариньо, Альберто Подеста. Полными жизненности и музыкальности были Rufino и Casal. Магические, пленяющие, гениальные Floreal Ruiz и Berón. И конечно маленькие голоса, но при этом которые несли в себе такое гениальное поэтическое музыкальное сообщение, как например у: Fiorentino, Vargas, Julio Martel. И в конце-концов тяжелые голоса в танго, такой как например Edmundo Rivero, открывший новые двери в этом направлении. Мудрое старшинство Карлоса Данте, стильного, преступного. Вспомним и Echagüe, чтобы полюбоваться его стилем со скоростью D’arienzo. Гарделисты, такие как Mauré или Deval. Открытие Goyeneche и Paya Díaz с Salgán. Их множество, и все такие разные! Roberto Ray или Ricardo Ruiz — фреседовцы, полные музыкальности. Chanel и Morán, такие разные, но гениальные с таким особенным звуком Osvaldo Pugliese. Или появление Maciel с Gobbi. Можно было бы продолжать называть тех, кто ушел и тех, которые приходили, но увы, эта статья не может быть бесконечной. Итак, я немедленно прерываю нить воспоминаний, чтобы оставить с нами сейчас один из тех голосов, которые появились в Монтевидео*, и приехали в Аргентину, чтобы вклиниться в череду танго-певцов той эпохи, которые бесконечно размножались на дисках, наводнявшие ненасытный рынок и огромное множество милонг, разбросанных по всему Буэнос-Айресу.

    Тантури-КампосЭто был Энрике Кампос, который приехал, чтобы попробовать заменить триумфального победителя Alberto Castillo, который стал петь к тому времени сольно, покинув оркестр Тантури и оставив после себя ужасную пустоту, которую Тантури никак не мог заполнить. Энрике Кампос за три своих гениальных года работы с Tanturi оставил после себя 51 запись, обойдя таким образом Castillo, который успел записать всего 37 произведений.

    Эта 51 запись — настоящая удача для танцоров, потому что оркестр был ну очень танцевальным и у Кампоса была гениальная простота и большие возможности, чтобы интерпретировать темы, которые ему довелось создавать с оркестром Tanturi. Энрике Кампос был натуральным певцом, с большим количеством ощущения правильной музыкальности, которые так были близки по духу для публики той эпохи, когда в разных баррио Буэнос-Айреса было много разных и сильных певцов.

    Тантури и его оркестранты: 5 бандонеонов, 4 скрипки, рояль, контрабас и Энрике Кампос

    Тантури и его оркестранты: 5 бандонеонов, 4 скрипки, рояль, контрабас и Энрике Кампос

    Энрике Кампос

    Энрике Кампос

    Я смог увидеть это, когда был с бандонеонистом Альфредо Калабро, в Richmond с Сюйпача** и с оркестром Roberto Caló в Confitería Nóbel.

    Как солист, Кампос был в нескольких составах, а так же был в другом оркестре, известном нам как оркестр Francisco Rotundo, где в дуэте с Floreal Ruiz они оставили нам запись сокровища «El viejo vals», на музыку José Perez De La Riestra «Charlo» и слова José González Castillo. Пианист Данте Смурра (Dante Smurra) руководил в это время составом, который сыграл этот вальс на Радио «El Mundo» и в турне по Колумбии, а Кампос записал альбом с двенадцатью темами, названный: «Буэнос-Айрес сороковых» (Buenos Aires del cuarenta), которые представляет немного лейтмотив моего сегодняшнего танговского соната. Пока я пишу эту статью, я слушаю душевные песни этого певца и думаю, что с каждым разом он мне нравится все больше и больше. В сопровождении оркестра Мигеля Нихенсона (Miguel Nijensohn).

    Вспоминал для нас сегодня José María Otero аргентинец, родившийся в Буэнос-Айресе и живущий ныне в Мадриде.

    *Монтевидео — столица Уругвая. Соседняя с Аргентиной страна.

    **Сюйпача (Suipacha) — улица в Буэнос-Айресе

    Слушать «El viejo vals» в исполнении Enrique Campos-Floreal Ruíz, оркестр Francisco Rotundo

    Разместил запись: Владимир Гусев

Вам понравился этот материал? Оцените его!
Оценка: 5,00 ( голосов: 3)
Загрузка...
Поделитесь материалом со своими друзьями в соцсетях!

Добавить комментарий

[an error occurred while processing the directive]
[an error occurred while processing the directive] [an error occurred while processing the directive]
[an error occurred while processing the directive]
[an error occurred while processing the directive]
[an error occurred while processing the directive]